menaville

   
  Марса-Алам
 
Главная Фотогалерея Риф Сафага Риф Марса -Алам Отзывы о отели Контакты
 
  Статьи  >  

Сахалинский осетр -  исчезающий реликт

Сахалинский осетр - редкий и почти исчезнувший вид.

Как и его ближайший сосед, амурский осетр, он - жертва безудержного промысла и изменения среды обитания, Анюйский рыбозавод, расположенный в 200 км от Хабаровска в месте впадения реки Анюй в Амур, - единственная на сегодняшний день действующая осетроводческая база в Хабаровском крае, где из икры, полученной от диких особей, подращивают амурского осетра и калугу для зарыбления Амура. На всем протяжении Амура в результате браконьерского промысла эти уникальные дальневосточные осетры стали редкими, так что и сами браконьеры переместились, как говорят, в самый конец Амура, туда, где огромная река впадает в Татарский пролив - в Амурский лиман.

В 2007 году на Анюйском рыбозаводе из икры, полученной Виктором Хрисанфовым* на реке Тумнин**, вырастили несколько сотен сахалинских «осетрят». Большую их часть выпустили в реку Тумнин, а около 200 штук оставили на заводе в качестве резервной группы, опасаясь, что сахалинский осетр может в ближайшие годы пополнить список исчезнувших видов мировой фауны. Искусственное разведение - практически единственный способ гарантированно сохранить эту драгоценную рыбу. Отлов производителей сахалинского осетра для его разведения и было основной целью нашей экспедиции на реку Тумнин.

В начале мая 2008 года наша небольшая команда - Виктор Хрисанфов (руководитель экспедиции), Анна Казарникова (ихтиопатолог из Южного Центра РАН в Ростове-на-Дону) и я (сотрудник Московского зоопарка) - вылетали из аэропорта Шереметьево, несколько озадачив службу авиационной безопасности аэропорта необычным багажом: микроскоп, бинокуляр. акваланг, измерительные приборы, пробирки» обширный набор фото- и видео аппаратуры, и прочее. Начало мая было выбрано, чтобы успеть организовать базу в предустьевой зоне Тумнина до нерестового хода сахалинского осетра.

После восьмичасового перелета в аэропорту Хабаровска нас встретил знакомый сотрудник ФГУ «Амуррыбвод», подразделения Госкомрыболовства. На вверенном ему джипе мы поехали на Анюйский рыбозавод, а на следующее утро отправились дальше, в сторону Тумнина.

Нам предстояло преодолеть путь в несколько сотен километров по грунтовой дороге, на всем протяжении которой нет ни одного населенного пункта, переехать через Сихотз-Алинь и попасть в более холодную климатическую зону. Я предвкушал знакомство с настоящей дальневосточной тайгой, которая, по моему убеждению, должна была наверняка сохраниться в таком малонаселенном месте. Увы! Отсутствие населенных пунктов оказалось только на руку нелегальным лесозаготовительным артелям: на большей части пути мне пришлось довольствоваться созерцанием пеньков и пожарищ, устроенных, очевидно, не без их участия.

На Тумнине нас встретил местный представитель ФГУ «Амуррыбвод» наш большой друг и помощник Константин Григорьевич Яфаркин. На катере нас доставили в предустье-вую зону, где стоят несколько десятков домиков, построенных местными старожилами для отдыха во время рыбалки и охоты. Там к нам присоединились Сергей Корчагин («Амуррыбвод») и Евгений Млынар (Амурское территориальное управление Госкомрыболовства).

Развертывание базы заняло несколько дней. Были установлены два бассейна, генератор электричества, протянуты шланги с насосами для организации водотока через бассейны. В одном из домиков была организована лаборатория с микроскопом и бинокуляром.

Наконец, пришло время расставлять сети! Дело это в любой экспедиции, задавшейся целью поймать редкую рыбу, очень не простое, требующее досконального знания реки, повадок рыбы и методов ее лова. Поэтому в этом деле незаменимыми помощниками оказались три местных старожила, рекомендованные Константином Григорьевичем - Михаил, Юрий и Сергей Кравец.

Многометровые аханы (сети с большой ячеей) были расставлены в тех местах, где обычно проходят осетры, поднимаясь к местам нереста. Серьезной проблемой в выборе места оказалось быстрое течение на основном русле Тумнина и большое число коряг и стволов деревьев, несомых стремительной рекой к устью  как на поверхности, так и по дну. На буйках указали номер разрешения на отлов краснокнижной рыбы.

Осетра - крупного, в человеческий рост, поймали только через несколько дней. Опытный, Сергей Кравец сразу уверенно заявил: самка. Рыбу завернули в мокрую ткань. До лагеря плыли, улыбаясь, предвкушая начало интересной работы. Рыбу перенесли из лодки в пустой бассейн (насосы не включали заранее, экономя топливо). Запустили электрогенератор, и через полчаса бассейн был полон воды. Осталось отрегулировать степень проточности. Осетр быстро пришел в себя после перевозки и начал активно плавать.

Потекли долгие дни ожидания второго осетра. Конечно, мы ждали весны: в середине мая на Тумнине не увидишь ни одного зеленого листика. По берегам реки местами еще лежит снег, и одеваться приходится как-то по-зимнему. Величественность суровой северной природы ощущается в постоянных туманах, опускающихся на сопки облаках, которые неожиданно среди ясного дня приходят с Татарского пролива и заполняют собой всю долину реки. Не раз они заставали меня врасплох на болоте, куда я ходил в свободное время, чтобы ознакомиться с местной флорой, и мне приходилось блуждать почти вслепую, разыскивая обратную дорогу. Облака налетали неожиданно, спускались на землю и подползали к каждому предмету, принимая его в свои объятия. Будто и не облака, а мифические существа, духи орочей - народности, жившей по берегам Тумнина с незапамятных времен...

Результаты исследования икры на зрелость показывали, что у нас есть некоторое время на поимку самца, но оно ограничено. Прошла неделя постоянных безрезультатных проверок сетей, в которых изредка застревали лишь среднего размера таймени. Это навело нас на мысль отправиться на Сахалин в Охотский рыбозавод. Он расположен в южной части

Сахалина среди удивительной пихтовой тайги - хозяйства огромных сахалинских медведей-рыбоедов. Руководитель рыбозавода, наш хороший знакомый Анатолий Яковлевич Любаев, неоднократно давал приют сахалинским осетрам и «осетрятам», выведенным или пойманным в ходе прежних экспедиций. Если у него есть половозрелые самцы, можно получить сперму для оплодотворения икры нашего осетра.

Восемнадцать часов на пароме через Татарский пролив, три часа на машине, и мы с Виктором на опрятном Охотском рыбозаводе. К сожалению, нашим надеждам не суждено было оправдаться: Охотский рыбозавод специализируется на лососях (точнее, на кете) и осетры, постоянно живущие в 7-ми градусной воде, не «ответили» на гормональные инъекции. А срок созревания икры у пойманной самки неумолимо приближался. С тяжелыми мыслями о возможном провале экспедиции мы с Виктором отплыли на пароме через Татарский пролив обратно в порт Ванино.

Когда наш путь подходил к концу и впереди уже виднелись в солнечной дымке живописные сопки континентального берега, восстановилась мобильная связь. Зазвонил мобильный телефон Виктора: Сергей Корчагин сообщил о поимке самца!

         
Copyright © 2009-2010     Статьи о рыбах